страница об: иммиграция в Бельгию авиация | иммиграция | туризм | работа | на главную

статус беженца в Бельгии
ИНТЕРЕСНОЕ
НОВОСТИ САЙТА
АРХИВ!!!
ПЛАКАТ
НУДИСТЫ
НЕЛЕГАЛ
ВЕРНИСАЖ
ФОТОАЛЬБОМ
ФОТОГАЛЕРЕИ
ОБЪЯВЛЕНИЯ
НОВОСТЬ ДНЯ
ЗАМЕТКИ ЭМИГР
ВКУСНАЯ КУХНЯ
ИММИГРАЦИЯ
АВСТРАЛИЯ
БЕЛЬГИЯ
ВЕНЕСУЭЛА
ГРЕНАДА
ГРЕЦИЯ
ДАНИЯ
ИТАЛИЯ
ИСПАНИЯ
ИСЛАНДИЯ
ИРЛАНДИЯ
КАНАДА
КИТАЙ
ЛИХТЕНШТЕЙН
ЛЮКСЕМБУРГ
НИДЕРЛАНДЫ
НОРВЕГИЯ
ПОРТУГАЛИЯ
ПОЛЬША
РОССИЯ
США
СЛОВЕНИЯ
ТУРЦИЯ
ФИНЛЯНДИЯ
ФРАНЦИЯ
ЧИЛИ
ШВЕЦИЯ
ШВЕЙЦАРИЯ
ЭКВАДОР
ЮАР
СТРАНЫ В/Е
СТРАНЫ Л/А
БЕЖЕНЕЦ
ИСТОРИИ БЕЖ
ОСТОРОЖНО!
РЕЙТИНГ СТРАН
РЕКОМЕНДАЦИИ
БЕЖЕНЦЫ СУДЬБЫ
КУДА БЕЖАТЬ?
ДО 18, КУДА?
ДЛЯ ДЕВУШЕК
ЦЕНЫ
СЛОВАРЬ
С ЧЕГО НАЧАТЬ?
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
ФОРУМ
ПИСЬМА
ПОДРОБНОСТИ
О КОМПАНИИ
КАТАМАРАН
МАГАЗИН
ССЫЛКИ
СОФТ
СВЯЗЬ С НАМИ
ПОЧТА@API
иммиграция Эквадор

иммиграционный сайт компании Al-Pary invest
 Бельгия статус беженца - 1

Пишет Вам Евгений Иванов. Мне 33 года. Уроженец Узбекистана. Русский по иммиграция в Бельгию национальности. Хотя моя мама по бабушке - еврейка, по деду - полячка, но в итоге по паспорту русская, т.к. все ранее старались сменить "опасную" национальность на популярную русскую. Я родился я в 1969г в Ташкенте, Узбекистан. Получил там же высшее образование - окончил в1991г. Ташкентский Государственный Университет по специальности "прикладная математика". Там же закончил военную кафедру, получив звание лейтенанта запаса. По специальности проработал около 6-ти лет в одном из научно - исследовательских институтов в г. Ташкенте. Вся моя жизнь до 29 лет прошла в этой, в общем-то, не плохой азиатской республике. В 25 лет женился. Жена - Рузметова Наиля, 1971г.р., по национальности татарка. Есть дочь - Альфия, 8 лет. Такая вот интернациональная семья.
Жили мы нормально и довольно обеспеченно, у нас было всё. Но вот произошел развал "союза". Начались массовые сокращения русских с госпредприятий и замена их национальными кадрами - узбеками. Как на дрожжах стал расти национализм. Коррупция и криминализация высших эшелонов власти и общества достигли своего апогея. Экономика - в упадке, большой внешний долг. Экономический рейтинг страны где-то между 75-80 местом. Короче перспектив никаких. Все эти факторы вызвали массовую волну эмиграции русского и русскоязычного населения из Узбекистана.
Мои же проблемы начались с того, что, начиная с декабря 1999г. я перешел на новую работу (не по специальности), т.к. институт, где я работал, начал сокращать своих сотрудников. По великому знакомству мне удалось устроиться работать директором обменного бюро по обмену наличной иностранной валюты. До этого момента всё было хорошо, но 11.06.1999г. у меня произошел конфликт с одной преступной узбекской группировкой. Им не понравилось, что занимает это место не представитель коренной национальности и то, что я не захотел разделить с ними этот бизнес. В итоге я был очень сильно избит 4-мя представителями этой группировки (все они были узбеками 25-30летнего возраста). С тяжелыми травмами я попал в реанимационное отделение 1-й Городской больницы. В больнице я провел 26 дней. Параллельно, через день после избиения, я обратился с заявлением о возбуждении уголовного дела в отделение милиции. При этом следователь всячески отговаривал меня писать заявление, говоря при этом: "Разве тебе нужны лишние проблемы? Подумай о своей семье, ведь у тебя дочь, жена".
Через месяц я выяснил, что моё дело прекращено, и, что интересно, пропали все документы, касающиеся моего дела: заключение суд медэкспертизы, свидетельские показания, мед. справки, заявление. Мне же из отделения милиции была выдана справка, утверждающая, что моё дело прекращено т.к. не установлены личности. Хотя ранее трое из нападавших были опознаны мной и 3-мя свидетелями, были также установлены их имена и фамилии, что было отражено в документах. Затем я дважды обращался в прокуратуру с жалобой, но и после этого получал отказ о возбуждении уголовного дела. Позже мне стало известно от работника прокуратуры, что я замахнулся на очень влиятельных людей (их родственники занимают высокие посты в правительстве и в милиции) и естественно никаких дел против них возбуждаться не будет.
Далее события стали развиваться ещё более угрожающе для меня. Я начал получать угрозы по телефону резко националистического характера. Мне говорили: ". . . слушай ты, русак, если ты не уберешься отсюда, то вырежем всю твою семью или же найдем способ, чтобы засадить тебя надолго, например, у тебя случайно найдут наркотики, а твою жену "пустим по кругу". Одно дело, когда угрожают мне, но когда угрожают моей семье - это другое. 12 ноября 1999г. ко мне домой приехали работники прокуратуры и потребовали, чтобы я в письменной форме отказался от прежних показаний и написал, что на меня напали неизвестные мне лица. Но я не стал этого делать. После этого они мне дали понять, что в один прекрасный день со мной может произойти несчастный случай. И что бы я очень хорошо подумал. В тот же вечер мне позвонил человек, который назвался Муратом и сказал мне, что "для тебя же будет лучше, если ты свалишь из Узбекистана, т.к. такое у НАС не прощается и рано или поздно тебя или подставят или "замочат".
Все это переполнило чашу моего терпения и заставило задуматься: - А не сменить ли нам место жительства, не уехать ли действительно куда-нибудь.
Все это время упорно ходили слухи, что якобы Бельгия с "распростертыми объятиями" принимает всех русскоязычных из республик Средней Азии. Мы посовещались на семейном совете и решили, что ехать-то нужно, но пока только лишь мне, на разведку, а если удастся там зацепиться, то и притянуть всех остальных (то, что я поехал один, в дальнейшем и стало моей основной ошибкой).
Я наскоро собрал все документы, составил легенду, перевел на французский язык, открыл Шенген-визу на Германию, якобы для покупки автомобиля и 08.12.99г. вылетел на Дюссельдорф. При мне были следующие документы:
1) Справка о возбуждении и о прекращении уголовного дела;
2) Копия судмедэкспертизы,
3) Справка из 1-й Гор больницы;
4) Копия жалобы в городскую прокуратуру относительно прекращения возбуждения уголовного дела;
5) Вырезки из газет о притеснении русских;
6) Копии свидетельских показаний.
После прилета в Германию с помощью друзей я в тот же день был переправлен в Бельгию. Меня там встретили люди из наших же беженцев, которые за умеренную плату в 175$ - сняли для меня дешевую гостиницу, объяснили мне кучу нюансов о том, как сдаваться, что говорить, где находится комиссариат. Переночевав в гостинице я пошел сдаваться в комиссариат по делам беженцев в Брюсселе. Приходить туда, как мне сказали, надо рано утром - в 6.30, чтобы занять очередь, т.к. обычно желающих сдаться приходит человек 450-500, а реально комиссариат в состоянии принять 250. Я так и сделал, пришел рано, но, к моему удивлению, там уже стояла толпа человек в 100, которая увеличивалась буквально на глазах. В большинстве своем это были марокканцы, цыгане, негры, молдаване, сербы, албанцы, совсем немного русских и украинцев. Около 9 часов пригнали полицейские автобусы и, загрузив в них половину очереди, увезли в неизвестном направлении. Мне повезло, т.к. я остался и был принят на первое интервью. Меня сразу сфотографировали, взяли отпечатки пальцев, сделали флюорографию и отправили на короткое интервью, на котором я предъявил документы, удостоверяющие мою личность, - это был военный билет, коротко рассказал, откуда я и почему я прошу убежище. Далее мне был выдан номерок 102, и я в большом зале ожидал, когда же мне выдадут документы. Через пару часов ожидания меня вызвали и вручили так называемый ANNEXE - документ, заменяющий паспорт, в котором я уведомлялся, что через 5 месяцев я должен буду повторно явиться для более детального интервью. Также говорилось, что мой "социал" C.P.A.S. находится в небольшой деревушке в 40км. южнее Брюсселя под названием SENEFFE - франкоязычная территория. Позднее я понял, что те, кто получал нечётные номера, получали направления на нидерландскую территорию.
После посещения SENEFFE я получил направление во временный приют на 30 чел. (пока не сниму квартиру) в маленьком городке Nivelles в 30 км. от Брюсселя. Это было что-то наподобие пионерлагеря. Одиночки жили в комнатах по 3 чел., семейным предоставляли отдельные комнаты. Пока я там жил, мне платили треть того "социала", что я должен бы получать, остальные 2/3 вычитались за проживание и еду. Но после того как я снял себе квартиру в Брюсселе, мне стали выплачивать полностью 21 334 BEF, что сейчас составляет 529 EURO. На семью из 3-х человек платят 777 EURO. Плюс к этому выделяется помощь продуктами - около 100 EUR/мес. на человека. Если учесть, что примерно треть приходилось тратить на квартиру, то денег оставалось в притык. Многим приходилось подрабатывать нелегально. Бельгийцы очень точно все подсчитали, и эта сумма действительно соответствует их социальному минимуму.

new!!! Обзор запросов убежищ (рекомендации по иммиграции)

Редакция текста: Валерий Иванов, Quito, Ecuador. Материал авторский, перепечатка запрещена.

см. дальше: судьба беженцев в Швеции

работа | на главную

см. дальше: иммиграция в Бельгию (продолжение-2)

http://www.wals.narod.ru/belgium-1.html

Бельгия статус беженца
©2001 "Al-Pary invest"
Hosted by uCoz