страница об: художники в иммиграции авиация | иммиграция | туризм | работа | на главную

Анатолий Лернер
ИНТЕРЕСНОЕ
НОВОСТИ САЙТА
АРХИВ!!!
ПЛАКАТ
НУДИСТЫ
НЕЛЕГАЛ
ВЕРНИСАЖ
ФОТОАЛЬБОМ
ФОТОГАЛЕРЕИ
ОБЪЯВЛЕНИЯ
НОВОСТЬ ДНЯ
ЗАМЕТКИ ЭМИГР
ВКУСНАЯ КУХНЯ
ИММИГРАЦИЯ
АВСТРАЛИЯ
БЕЛЬГИЯ
ВЕНЕСУЭЛА
ГРЕНАДА
ГРЕЦИЯ
ДАНИЯ
ИТАЛИЯ
ИСПАНИЯ
ИСЛАНДИЯ
ИРЛАНДИЯ
КАНАДА
КИТАЙ
ЛИХТЕНШТЕЙН
ЛЮКСЕМБУРГ
НИДЕРЛАНДЫ
НОРВЕГИЯ
ПОРТУГАЛИЯ
ПОЛЬША
РОССИЯ
США
СЛОВЕНИЯ
ТУРЦИЯ
ФИНЛЯНДИЯ
ФРАНЦИЯ
ЧИЛИ
ШВЕЦИЯ
ШВЕЙЦАРИЯ
ЭКВАДОР
ЮАР
СТРАНЫ В/Е
СТРАНЫ Л/А
БЕЖЕНЕЦ
ИСТОРИИ БЕЖ
ОСТОРОЖНО!
РЕЙТИНГ СТРАН
РЕКОМЕНДАЦИИ
БЕЖЕНЦЫ СУДЬБЫ
КУДА БЕЖАТЬ?
ДО 18, КУДА?
ДЛЯ ДЕВУШЕК
ЦЕНЫ
СЛОВАРЬ
С ЧЕГО НАЧАТЬ?
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
ФОРУМ
ПИСЬМА
ПОДРОБНОСТИ
О КОМПАНИИ
КАТАМАРАН
МАГАЗИН
ССЫЛКИ
СОФТ
СВЯЗЬ С НАМИ
ПОЧТА@API
иммиграция Эквадор

сайт компании Al-Pary invest по иммиграции в
разные страны и получению статуса беженец
Анатолий Лернер Художник - иммигрант Анатолий Лернер (художники в иммиграции, отзовитесь!)

У Михаила Жванецкого однажды спросили: "Как вы пишете?"
"Очень просто, - ответил сатирик. - Выхожу на улицу, выезжаю куда-нибудь на троллейбусе, становлюсь в какую-нибудь очередь, получаю по морде. Возвращаюсь домой. Пишу ответ".
Анатолий Лернер не только пишет ответы. Для неграмотных, используя древнейшее искусство рисунка, он создает замечательные произведения "на злобу дня". Первый сборник его карикатур "Над кем смеетесь?" появился на свет в 1991 году и был выпущен огромным по тем временам стотысячным тиражом. Возникла забавная ситуация: сборник должен был выйти как раз во время августовского путча и издатель, не зная чем всё закончится, решил подождать. Закончилось как надо и сборник вышел.
Патриарх советской сатиры и юмора Феликс Кривин отозвался о творчестве Анатолия Лернера так:
- Чтобы посмеяться, нам приходится довольствоваться зрением и слухом. И, конечно, разумом. Потому что юмор рождает мысль. А мысль рождает юмор. Они взаиморождаются. Юмор велик своей грустью, а грусть - своим юмором. Знакомясь с творчеством художника-мыслителя-юмориста Анатолия Лернера, давно я так не смеялся и так не грустил".
Киевский художник Лернер, как и, увы, многочисленные его собратья по цеху, признанный умными и не понят дураками, покинул свою страну и сейчас находится в иммиграции.

Анатолий Лернер - Что я могу сказать о своей иммиграции?
Если характеризовать всё одним словом, то: медленно. Крайне и неоправданно медленно. Намерения уехать и остаться боролись друг с другом с переменным успехом. А началось всё довольно давно, когда обыкновенный глагол «уехать» обрёл совершенно новый смысл и начал восприниматься настолько однозначно, что даже не возникал вопрос – куда? Но, как и у многих прочих были надежды на то, что ситуация изменится и государство, в котором приходилось проживать, всё-таки сделает какие-то подвижки в цивилизованную сторону. Плюс наличие нормальной (по тем временам и понятиям) работы, друзей, контактов и многого того, что определяет наполнение слова «бытие». А бытие, в свою очередь, как известно, определяет сознание. Вот и крутилось сознание в пределах бытия. Очередной критический момент наступил уже в начале 90-х, и совсем не под влиянием каких-то ужесточений или ограничений, а наоборот, когда всё было позволено. Перестройка, путч, независимость, бардак; начало приходить понимание того, что в этой стране (я жил на Украине) при диктатуре ли, при либеральном ли режиме толку всё равно не будет. Тем более, что в 1990-м у меня родился сын и мне не хотелось, чтобы он повторял на своём опыте этот печально-спиральный путь в никуда. Итак, вопрос поднялся уже на уровне реальности. И первая половина его благополучно окончилась у дверей американского посольства в Москве, где группе граждан, в которой находилась и моя семья, объявили о присвоении статуса беженца. Было это не то в 1992, не то в 1993 году. Казалось бы, всё хорошо; уже решалось, как продавать квартиру, когда ехать, что брать с собой и прочие текущие вопросы. Однако дьявол соблазнил, и всё скатилось на подставленную им накатанную колею: опять хорошая работа, заработки, привычки и т.д. Сын был маленьким, всё было спокойно и под слоем здравого смысла всё-таки теплились какие-то надежды, что к тому времени, как он подрастёт, у страны тоже решатся проблемы. Однако процент неуверенности, хоть и небольшой, но оставался. И поэтому в качестве запасного парашюта я получил анкету ещё и в посольстве Германии. До сих пор хвалю себя за терпение, с которым я выстоял тогда большую (по нынешним временам – весьма скромную) очередь. Дело в том, что пока мы раскачивались, время вышло, вмешались новые обстоятельства и драгоценный американский статус беженца был утерян. И когда я убедился, что даже моё терпение подошло к концу, что при всём моём оптимизме розовые цвета вокруг стабильно сменились на тёмные и другого шанса уже не будет, заполненная анкета была отнесена в посольство ФРГ.

Теперь я начинаю всё сначала. Потому что иначе нельзя, жизнь продолжается. Первые выставки, первые знакомства… Всё первое. Плюс новый язык: раньше-то я учил английский. Но если даже я и не успею сделать всё, что хотел, то сын успеет наверняка. В этом году он уже переходит из школы в гимназию, с языком проблем нет. Честное слово, когда я смотрю на него, внутренне смиряюсь со всем, что пришлось потерять. Потому что моё конкретное будущее – это он. Единственное, о чём жалею, как и многие другие, это что не уехал раньше. И в другое место, потому что Германия хороша или для тех, кто приехал уже на покой, на сидение на социале, или для тех, у кого весь жизненный путь ещё впереди, как у моего сына. Для людей среднего возраста, у которых много планов и энергии, Германия подходит мало. Впрочем, для молодых тоже лучше страны с перспективой, но это уж как получится; важно оторвать зад от привычного стула и вырваться. Одно только с моей точки зрения важно: если появилась мысль об отъезде, надо срочно претворять её в жизнь, не надеясь на кажущееся улучшение окружающих обстоятельств. Что касается наших бывших стран, то мне иногда думается, что слова Константина Эдуардовича Циолковского, сказанные совершенно по другому поводу, вполне подходят и к этой ситуации. Звучат они, помнится, так: «Земля – колыбель человечества. Но нельзя же вечно жить в колыбели».
В качестве окончания хотелось бы привести стихи одного из самых знаменитых эмигрантов, любимого мною Игоря Губермана. Думаю, что в этих четырёх строчках есть всё то, что я уже сказал, только гораздо короче и лучше:
Уезжать мне отсюда грешно,
здесь мой дом и моя работа,
только глупо и не смешно
проживать внутри анекдота.


Всем, кто собирается в дорогу - хорошего будущего! И - не теряйте времени . . .
А. Лернер

http://www.wals.narod.ru/link11.html

Анатолий Лернер
©2001 "Al-Pary invest"
Hosted by uCoz